Знаки жизни

Анфиса Чехова

Одна из
самых женственных и сексуальных
российских звезд Анфиса Чехова — о
своем детском опыте, о любимых шрамах
и о следах своей жизни, от которых хотела
бы избавиться.

– Анфиса,
вы в детстве были активным ребенком или
спокойным?

– Я можно,
сказать, была сорванцом, но у меня всегда
был хорошо развит инстинкт самосохранения.
Никогда не лезла туда, где опасно, не
участвовала в слишком рискованных
мероприятиях, не прыгала с крыш и заборов,
не лазила по деревьям. Единственное,
что со мной периодически случалось –
это падения, то есть, подростковая
неуклюжесть присутствовала. Конечно,
бывали разные происшествия, и ушибы, и
раны.

– Наверное, и шрамы от детских приключений
остались?

– Серьезных,
к счастью, нет. Как-то, помню, меня укусила
собственная собака. Она спала, я хотела
погладить ее, разбудила, ну, она спросонья
и хватанула меня, причем за щеку. Мне
было примерно 13 лет, я очень плакала –
конечно, испугалась, девочке страшно,
что останется шрам на щеке. К счастью,
все удачно зажило.

Но
вообще-то шрамы – это часть нашего
опыта, я так к этому отношусь. Они есть
практически у каждого. Разумеется, и в
моей жизни были события, которые оставили
следы на теле. Есть те, что мне никак не
мешают. Имеется шов от кесарева сечения,
и это мой самый любимый шрам, потому что
он появился в результате рождения моего
сына. Кто-то может родить самостоятельно,
у меня это не получилось, но я не переживаю.
И след, который остался после знаменательного
события – рождения ребенка – меня
совсем не огорчает. Хотя конечно, хорошо,
что в наше время есть такие средства
как гель Контрактубекс,
он создан специально для подобных
случаев.

– Ну,
все-таки след от кесарева сечения невидим
для окружающих…

– Да,
разумеется. И для меня, как для публичного
человека, внешность – это часть профессии.
В юности я об этом не задумывалась, но
сейчас что-то приходится исправлять –
например, свожу татуировку на плече,
которая у меня появилась в общем-то
случайно. Татуировок у меня немало на
теле, но все они имеют определенный
смысл. А та была сделана, чтобы замаскировать
другую – маленькую божью коровку,
которая с экрана смотрелась странно.
Сейчас приходится проходить поэтапно
удалять.

Осознанное
отношение к работе приходит не сразу,
но начинаешь более ответственно
относиться ко всему, что связано с
профессией. Помню много лет назад, еще
до рождения ребенка, я была на вечеринке,
там на столе стоял кальян, и кто-то задел
его. Я сидела напротив, в общем, как-то
неудачно получилось, и все посыпалось
на меня. А один уголек угодил в лицо,
прямо под глаз. Хорошо еще, в глаз ничего
не попало. Уголь был большой, рана
образовалась довольно глубокая, с
волдырем. Для меня это стало, можно
сказать, трагедией, потому что я не
только женщина, для которой внешность
важна, но для меня это еще и часть
профессии. Я очень испугалась, что
останется шрам.

Анфиса Чехова

Тогда я впервые и столкнулась с Контрактубексом, мне его посоветовал врач. И как только рана покрылась корочкой, я начала втирать гель в кожу. Тут главное – реагировать быстро.. Лучше использовать, когда порез или ожог был не так давно, рубец свежий.То есть, конечно, смазывать нужно не открытую рану — нужно, чтобы пострадавшее место затянулось, и появился свежий рубец. От ужаса, что у меня останется след от ожога, и это отразится на работе, я смазывала это место постоянно, едва гель впитается. Главное – действовать вовремя и регулярно, выполнять предписания врача. Тогда я без преувеличения спасла себе лицо Теперь никак об этом не вспоминаю. Девочки должны знать, что шрам – это не приговор, что есть средство, которое может помочь с ним бороться.

– Как вы относитесь к поговорке: шрамы украшают мужчину?

– Да, так говорят. Как мама мальчика, я вижу, что у них совершенно другая психология, другое отношение к себе – им очень важно реализовать свое любопытство, познавать мир, делать какие-то открытия каждый день — пусть и ценой синяков и ушибов.

У моего сына есть шрамик на лбу – он несколько раз падал на одно и то же место. Уж не знаю, почему его тянуло именно на эту сторону. И рана не успевала зажить, как он опять падал и она опять появлялась. И теперь, если поднять челку, там виднеется белый шрамик. И как мама, которая пока еще имеет влияние на сына, я конечно, позабочусь о том, чтобы убрать этот след. Ведь кто знает, сколько у него еще будет шрамов в дальнейшей жизни. Я не поведу его на лазерную процедуру – он боится боли, да и не нужно это. У Контрактубекс есть такая замечательная вещь как пластырь – можно клеить ребенку, он и не заметит, а тем временем шрам будет уменьшаться. Ну, а когда вырастет, сам будет решать, что делать со своими шрамами.

На правах рекламы

ИМЕЮТСЯ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ

НЕОБХОДИМО ОЗНАКОМИТЬСЯ
С ИНСТРУКЦИЕЙ
ПО ПРИМЕНЕНИЮ

Источник: 7days.ru

Добавить комментарий