Спектакль Марка Захарова «Юнона и Авось» сыграли уже 1500 раз

Марк Захаров и Алексей Рыбников

Фото: Виктор Великжанин/ТАСС

Рок-опера «Юнона и Авось», поставленная
Марком Захаровым, уже 35 лет идет с аншлагом в «Ленкоме» и считается
визитной карточкой этого театра. А в минувшие выходные историю любви
российского предпринимателя и путешественника Николая Резанова и юной
красавицы-испанки Кончиты зрители увидели уже в 1500-й раз.

С 1981 по 2005 годы
бессменным исполнителем Резанова был Николай Караченцов, но после
автокатастрофы актер уже больше на сцену не вышел. Главную роль в очередь стали
играть Дмитрий Певцов и Виктор Раков, а потом на эту роль ввелся и
Семен Шкаликов. Кончиту много лет играла Елена Шанина, а затем в этой роли
зрители увидели Инну Пиварс, Алену Хмельницкую, Анну Большову, Аллу Юганову и
Александру Волкову.

Николай Караченцов

Фото: Александр Яковлев/ТАСС

Анна Большова и Дмитрий Певцов

Фото: Александр Куров/ТАСС

Сцену прощания Резанова с Кончитой, в которой
персонажи общаются через переводчика, Марк Захаров считает одной из самых
сильных и проникновенных в спектакле. «Этим моментом я горжусь, и когда его придумал, готов
был кричать себе, как когда-то наш великий поэт: «Ай да Пушкин, ай да…», —
вспоминал Марк Анатольевич. — Но в реальной жизни герои могли обойтись и без
переводчика, потому что Николай Петрович Резанов был очень образованным
человеком, свободно говорил на нескольких языках, в том числе и на испанском».

Как ни странно, но «Юнону и Авось», где
звучат церковные песнопения и финальная «Аллилуйя», которую исполняют все
участники спектакля, в 1981 году играть разрешили. Марк Захаров с автором песен
спектакля Андреем Вознесенским даже отправились в Богоявлинский собор ставить
свечки Казанской Божьей матери, лик которой является в облаках над декорациями.

«Почему спектакль приняли с первого раза – объяснять не берусь, — размышляет
Захаров. – Возможно, его истинно патриотический настрой, замечательная музыка
Алексея Рыбникова – все это просто по-человечески понравилось членам строгой комиссии.
Какой-то элемент чуда все равно присутствовал, поэтому Вознесенский был прав,
предложив мне немедленно отправиться в храм. Нам в конце концов разрешили
играть «Юнону и Авось» один раз в месяц».

Источник: 7days.ru

Добавить комментарий